10 ноября 2012 г.

Великобритания. Дельфинарии: как это было

Отрывки из книги Кита Манна «ОТ ЗАКАТА ДО РАССВЕТА Рост движения за освобождение животных. Взгляд изнутри»
В океан! 

Вы когда-нибудь пытались выкрасть дельфина? Хоть раз в жизни подумывали об этом? Любой человек, побывавший в океанариуме Моркамба, непредвзято относящийся к такого рода "развлечениям" счел бы кражу дельфина неплохой идеей. Или просто у меня такой круг общения — состоящий из людей, которые в первую очередь думают о спасении животных, попавших в беду, и только потом о последствиях для самих себя. Если вы — животное в беде, то вам по нраву такие люди. А вот представления, которые проводятся в бетонных зданиях вроде океанариума Моркамба, вам не слишком придутся по душе. Они лишены как веселой, так и образовательной составляющих. Океанаруим Моркамба был единственным таким местом, увиденным мной, и, да, я ненавидел его еще до того, как там оказался, но суровая действительность превзошла все мои самые худшие ожидания.

Выглядело это вот как: дельфин плавал по продолговатому бассейну, где его держали в течение долгих лет, в то время как об другую сторону бетонной стены развлекательного центра били волны океана. Если бы жизнь дельфина по-прежнему оставалась в руках этих владельцев, ничего бы не изменилось никогда. Выход был один — кража. А, точнее, освобождение из жестокого плена — спасение! Но освободить дельфина так, чтобы никто не заметил... хм! В смелых умах начал формироваться дерзкий план. Кто-то может назвать его глупым или преступным, но давайте взглянем на вещи с позиции дельфина в бетонном аквариуме. Рассказывает один из участников освобождения: 
"Мы решились на активные действия после того, как увидели Рокки. Мы начали наносить в дельфинарий регулярные визиты. Со временем мы начали плавать вместе с Рокки и подплывали близко к нему. Это оказалось хорошей идеей! Он провел большую часть своей жизнь в этом загоне — даже морские львы, с которыми он делил судьбу, были отгорожены от него. Единственные моменты общения Рокки с людьми имели место, когда его заставляли выполнять тупые трюки для еще более тупой аудитории, в качестве награды суля мертвую рыбу! Конечно же, он полюбил нас! Он безумно страдал от химических ожогов, которые получал из-за добавок в воде; его спинной плавник был деформирован и изогнут ввиду непрерывного движения по кругу в бассейне. Рокки убивал других дельфинов, которых подселяли к нему в аквариум на протяжении многих лет — классический случай психологического невроза, как следствия заточения. Тренер классифицировал Рокки как опасное животное, но когда мы плавали с ним, он вел себя как нежный ребенок.

В день операции мы провели финальное тестирование оборудования (сеток для отлова и носилок), после чего пятеро из нас проехали в Моркамб на взятой напрокат машине. Был около 17.00. Потом мы убивали время до полуночи. Затем оставили авто на парковке возле отеля неподалеку от океанариума и продолжили путь пешком, прихватив все необходимое. Мел вскарабкался по стене здания с торца и впустил остальных — откупорить дверь изнутри не составило труда. Оставив дозорного, мы зашли внутрь.

Спустя полтора часа мы сделали вывод, что, несмотря на все наши планы и оборудование, логистика переезда 300-килограммового дельфина на расстояние в 200 метров (в открытое море за стеной) неминуемо возвращала нас к чертежной доске. Мы закрыли все и пошли назад к машине, но прежде чем мы успели подумать о том, что у нас проблемы, проблема в виде полиции уже маячила впереди и направлялась к нам. Кто-то из жильцов отеля заметил что-то подозрительное и набрал простой номер.

Момент был неподходящий. Мы тащили на себе кучу барахла и бежать нам было некуда. Тем не менее, мы рванули. Четверых в итоге арестовали, одному удалось уйти. Нас обвинили в попытке выкрасть дельфина стоимостью £25.000. Мы воспользовались правом хранить молчание и вышли под залог на следующее утро.

Когда нам вернули машину, мы обнаружили, что ребята, снимающие отпечатки пальцев, запылили абсолютно все — коврики, внутреннюю обшивку крыши, багажник, всю обивку сидений, даже двигательный отсек. На то, чтобы привести автомобиль в порядок, ушло три дня. Забавная деталь заключалась в том, что бумажник на заднем сиденье, весь запыленный, но так и не открытый, полнился личными данными скрывшегося активиста. Никому не пришло в голову заглянуть в него! Этот факт заставил нас приободриться на какое-то время. Но все остальное не оставляло нам шансов. Помимо присутствия в зале суда огромной сети для отлова и носилок для дельфина, объяснить присутствие которых на нашей "прогулке" мы не могли, помимо судьи, отказавшегося заслушать показания эксперта, подтверждавшего факт страданий, причиняемых дельфину заточением, — что убивало всю защиту, — была еще и полиция, которая бесстыдно лгала!"

После пяти дней, в течение которых продолжался суд, жители Нортхэмптона Джим О'Доннелл, Барри Хорн, Мел Брафтон и Джим Бакнер были признаны виновными в преступном сговоре и приговорены к выплате штрафа в размере £500 и еще £250 в качестве судебных издержек. Барри Хорн и Мел Брафтон в дополнение получили еще и условные сроки.

Между тем, у Рокки, уже забывшего обо всей этой суете, пошел 20-й год в неволе. Но судебный процесс спровоцировал невероятную огласку. Люди начали задавать вопросы. Например, "с какой стати дельфина держат в крошечном бассейне на блеклом пирсе в Ланкашире?" Давление, оказываемое на владельцев, уже не позволяло им отмалчиваться, и они начали возражать, что Рокки уже никак нельзя отпустить обратно в дикую природу, потому что он не выживет без опеки специалистов. Это обычная мантра вивисекторов и охотников, использующих собак. Она дает слабую надежду на то, что о животном заботятся. Это самообман, не подкрепленный никакими фактами. Я имел счастье повстречать многих прекрасно адаптировавшихся "беженцев", живших в радости на воле и неизменно приводивших меня к мысли о том, что либо люди, заявляющие нечто подобное, ничего не знают о животных, либо они — лжецы. У меня хватает сведений, чтобы утверждать и то, и другое.

Рокки родился в дикой природе, но был пленен в юном возрасте и 20 лет провел в садке, выполняя трюки. Еще одного дельфина — самку по имени Леди — доставили из Уипснейдского зоопарка, чтобы она выступала вместе с Рокки. Но она была нездорова еще на момент транспортировки, а потом забеременела к восторгу ее хозяев. В сентябре 1989 года у нее произошло кровоизлияние, и она умерла в своем бассейне. Рокки, далеко не самый счастливый дельфин в мире, снова остался один. Этот факт ничуть не огорчил поработителей — они уже похоронили 14 сородичей Рокки со дня открытия океанариума в 1965 году. В конце концов, в море еще полно дельфинов. Дельфинариум окружало море грусти, и Кампания против дельфинария Моркамба была начата с четкой целью положить этому бизнесу конец. Агрессивные пикеты перед входом на протяжении всего рабочего дня, подчас затягивавшиеся и продолжавшиеся ночь напролет, давили на руководство и отвращали потенциальных посетителей платить за продолжение страданий Рокки.

Постоянное присутствие активистов было таким успешным, что продажи билетов обрушились, и шоу отменили. В конце тоннеля забрезжил свет в виде возможного закрытия предприятия. Мотивировать людей на бойкот было сравнительно просто ввиду пешей доступности других развлечений. Поэтому не было такого, чтобы семьи проделывали путь в несколько километров, чтобы посмотреть шоу, и уезжали неудовлетворенными: перед ними раскрывался весь остальной Моркамб, и дети не ныли, что не получили каких-то впечатлений. Кроме того, помогал тот факт, что семьи должны были идти по направлению к пикету на пирсе достаточно долго. У них было предостаточно времени, чтобы понять, что происходит нечто не слишком радостное и развернуться до появления каких-либо конфронтаций. Более того, если кто-то непременно хотел увидеть дельфинов, для таких людей были дикие и свободные особи, резвящиеся в воде прямо рядом с пирсом! Ни одно жалкое представление не могло сравниться с красочной картиной естественного мира. Ни один вышколенный дельфин не будет так наслаждаться жизнью, как свободный. Общество обращало на кампанию все большее внимание, она набирала движущую силу день ото дня. В результате огласка росла, и давление на дельфинарий только усиливалось.

Семьсот протестующих составили национальное ралли и промаршивали через весь Моркамб. Помимо прочих, были представители коммунальных служб, занимающихся вопросами здоровья и безопасности, Комитета экологической службы и местных органов самоуправления. Последние требовали убрать любую рекламу океанариума из муниципальной литературы, что нанесло предприятию серьезный удар. Это была совершенно легальная, но очень эффективная форма экономического саботажа. Кампания была всеобъемлющей и временами сильно отклонялась от основной темы — дельфина, — концентрируясь на других, казалось бы, не имеющих к ней отношения вопросах вроде того, соблюдает ли океанариум правила пожарной безопасности и законным ли путем добыты шины принадлежащих ему автомобилей. Но подобные вопросы тоже возлагали на океанариум тяжкий груз, помогая тянуть эксплуататоров на дно.

После нескольких месяцев захватчики Рокки, будучи не в силах и дальше выносить все тяготы кампании и понимая, что делать деньги у них больше не получится, пришли к неизбежному решению. Через день после того, как местный совет принял решение вышвырнуть океанариум из своих рекламных проспектов, руководство сообщило общественности, что Рокки будет списан с баланса по окончании сезона, и они хотели бы об этом поговорить. Это была ошеломляющая новость, и переговоры с протестующими начались незамедлительно. Месяцы, посвященные работе по освобождению, окупились, но когда это случилось, вдруг выяснилось, что ни у кого нет £120.000 на реабилитацию Рокки.

Однако эту работу требовалось проделать, и мы приступили к ней, чтобы, не дай бог, не явился кто-нибудь очень алчный с очередным бизнес-предложением. Берегитесь, берегитесь тех, кто всегда таится рядом с прекрасными животными, чтобы извлечь из них выгоду. Движению всегда не хватало денег, поэтому океанариум прибегнул к помощи Zoo Check и национальной газете Sunday, а также Фонда "Рожденные свободными", что позволило дать старт проекту "В океан!", и деньги потекли. 

Вопреки мнению самозваного "эксперта" относительно шансов плененных дельфинов на воле, Рокки вообще не понадобилось время, чтобы адаптироваться в море и вскоре он вовсю ловил рыбу. В течение нескольких дней его уже видели в компании диких дельфинов. Это было потрясающим окончанием трагической истории и моментом истины для человечества, способного в одно мгновение исправить все то зло, что оно творит.

Два его сородича-узника из Брайтонского дельфинария вскоре разделили судьбу Рокки по аналогичным причинам. Мисси поймали в дельте Миссисипи в 1969 году, когда он еще был детенышем, а Сильвера, юного самца, пленили в Тайване в 1978 году.

Последовательность событий в процессе освобождения была такой же: активисты восстали против популярного курортного развлечения, разбудили общество и привели к серьезным финансовым потерям эксплуататоров. Как выразился один участник кампании против дельфинария: "И все благодаря кучке бездельников".

Таким образом, оставалось последнее шоу с участием дельфинов во всем Соединенном Королевстве. Место действия — "Земля фламинго", Северный Йоркшир. Организаторы кампании в Моркамбе поставили перед собой задачу модернизировать "Землю фламинго", обеспечив освобождение трех ее узников — Лотти, Бетти и Шарки. Руководству предприятия эта идея не понравилась, и завязалась традиционная борьба. Шествие через главный вход часто превращался в рукопашную между персоналом в полном составе и протестующими. Но история, приключившаяся с одним конкретным активистом, достойна отдельного упоминания.

Алан Купер был хорошо известен в зоозащитном движении своим режимом фитнеса, роскошной светлой шевелюрой и бесконечными усилиями в сфере спасения жизней, которые он прикладывал; особенно это касалось морских обитателей. Однажды кто-то распустил слух о том, что Купер сексуально приставал к дикому дельфину. Невероятно, но полиция кинулась арестовывать оклеветанного к нему домой в Манчестер и привезла в участок для допроса. Еще более невероятно то, что Уголовный суд предъявил Куперу обвинение! Никого при этом не волновало, что слухи распустили те самые люди, против которых выступали Купер и его друзья.  


История была фантастической хотя бы потому, что это редкий случай, когда полиция отреагировала на сообщение о том, что животному угрожает опасность. И уж совсем невозможно поверить в то, что обвинения были сняты только спустя год. Ущерб здоровью родителей Купера сложно переоценить, равно как и ущерб психическому здоровью нации, которая навсегда запомнила шутку про "человека, у которого был секс с дельфином".

Имея большой запас воли и сил сопротивляться, Алан Купер переждал бурю и продолжил участвовать в кампании до полной капитуляции торговцев дельфинами два года спустя в конце 1991 года. Так подошла к концу печальная глава в истории страны. Воротилы отбили свои деньги, продав дельфинов аналогичному предприятию в Швеции, где по сей день идет борьба за их свободу.

В 1970-е в Великобритании было 30 шоу с дельфинами. Сегодня нет ни одного. Взвешивая весь имеющийся опыт преднамеренных и случайных актов жестокости, смертей в ходе захвата и в процессе заточения, а также продолжительных страданий дельфинов, можем ли мы хоть на секунду усомниться в том, насколько бессмысленны и беспощадны подобные развлечения?

© Keith Mann, 2007, перевод © Oleg Ozerov, 2011

0 коммент.:

Отправить комментарий

 
Яндекс.Метрика
каталог блоговFLIQ.ru +1