1 сентября 2010 г.

Последний дельфин

Свинцово-серые волны океана раздались в стороны для того, чтобы выпустить продолговатое, сильное тело дельфина, изогнувшееся в стремительном прыжке. Он завис на несколько секунд над бескрайним водным простором, словно осматриваясь по сторонам, и скользнул назад, в холодную темноту. Брызги и пена улеглись очень быстро, буквально через несколько секунд ничего уже не напоминало об его гордом полете. Безбрежная водная гладь снова была чиста, волны снова продолжали свой вечный бег, как и миллионы лет назад.

Он и в самом деле осматривался. Точно так же, как делал это несколько минут, час, два, три часа назад. Он искал. В языке дельфинов нет точного понятия времени. Как и понятие "будущее". Дельфины, в отличие от людей, не имеют привычки заглядывать далеко вперед или печалиться о прошлом. Море их дом, море их жизнь, их судьба. Каждый дельфин знает о том, что он смертен, но не задумывается об этом. Его жизнь состоит из поисков пищи, воспитания потомства и игр. Тут некогда и незачем думать о будущем. И незачем вспоминать прошлое - ведь дельфин счастлив, такая жизнь никогда не надоедает ему. Поэтому он не думал о том, что его возраст подошел к концу.

Он был действительно очень стар. Раньше дельфины никогда не жили столько. Люди сказали бы, что этому дельфину уже исполнилось лет шестьдесят... Но ему было некогда думать о времени. Он лишь помнил, что ищет уже очень давно.

У дельфинов очень хорошая память. Они помнят всю свою жизнь с самого момента рождения. И он тоже помнил. Он помнил, как было хорошо плыть в стае, в семье своих друзей мимо зеленых островов теплого моря, в котором всегда было много вкусной рыбы. Помнил об игре солнца на безмятежно-голубых водах, которые тогда не таили в себе смертельной угрозы. Тогда акул было гораздо меньше, чем теперь. А рыбы - больше. Иногда семья встречала корабли людей, столь обделенных природой - они ведь не могли резвиться в море так же, как дельфины, их уделом было ползать по суше.

У дельфинов нет письменности. Но есть отличная память. И он тоже помнил рассказы, которые передавались из поколения в поколение, которые будут жить до тех пор, пока не исчезнут дельфины. Он бы мог рассказать многое. Обо всем необычном, что хранила память поколений дельфинов, живших до него. Его всегда интересовали люди. И с осбой жадностью он слушал истории про людей. Про то, как дельфины увидели первого человека. Его вынесло в море на утлой лодчонке, он был в панике - соленая вода не могла утолить его жажды, а акулы окружили его суденышко... И дельфины отогнали акул, а потом начали толкать лодку с человеком к берегу. Дельфины всегда помогали беззащитным. И первый человек долго стоял на берегу, с его одежды из грубо выделанных звериных шкур падали мокрые капли, ветер продувал его тело, но это не мешало ему смотреть на уплывающих дельфинов и махать им рукой. Он стоял долго, дельфины уже почти не видели его, но он все стоял. И благодарил их. С того момента началась дружба дельфина и человека.

Конечно, люди тоже бывают разные. Некоторые из них даже охотились на дельфинов. Даже не из-за мяса, а просто так, потехи ради. Но дельфины не обижались на них. Ведь они были старше человека. Как можно обижаться на расшалившегося ребенка? Особенно, если не придаешь факту собственной смерти особого значения. Дельфины знали, что кораблики, на которых люди бороздят моря, никогда не дадут им такой власти над морем, такой свободы, которой обладают они. Они знали, что моря хватит на всех.

Наш дельфин уже не застал деревянных парусников. Их помнил его отец, отец его отца... Те человеческие корабли, которые видел наш дельфин, уже были сделаны из железа. Дельфины старались не приближаться к ним, запах металла не нравился им. Лишь иногда, когда солнце светило особенно ярко, а океан был безмятежен... И тогда человеческие дети высыпали на палубы кораблей и восхищенно кричали, глядя на прыжки стаи дельфинов. Им было приятно чувствовать этот восторг.

Потом стало еще хуже. Первые корабли из металла, которые помнил наш искатель, оставляли за собой клубы вонючего дыма, мельчайшие частицы которого отравляли море. Потом появились корабли, которые дымили уже не так сильно, но иногда после них на воде оставались черные пятна. Если дельфин попадал в это пятно, ему уже ничего не могло помочь. Он задыхался, а потом умирал. Рыба тоже уходила из тех мест. Но пятна можно было заметить и обойти стороной... Те корабли, с которыми наш дельфин был тесно знаком несколько десятков лет назад, были совсем ДРУГИМИ. Там, где проплывал этот корабль, оставался невидимый след, попасть в который означало умереть в муках спустя некоторое время. Дельфин, оказавшийся неподалеку от такого корабля, в воде, отравленно им, начинал постепенно слабеть. Он не мог обзавестись потомством. На гладкой коже появлялись незаживающие раны, которые разъедала соленая вода, его желудок не мог переваривать вкусную рыбу. В конце концов дельфин слабел до такой степени, что уже не мог плыть рядом с семьей. И его приходилось оставлять. Акулы - вечные враги дельфинов, не давали такому дельфину умереть своей смертью и тихо опуститься на морское дно. С тех пор дельфины начали избегать человека. Они редко стали появляться там, где жили люди.

Но только не он. Он всегда интересовался людьми больше, чем остальные члены его семьи. Его влекло к человеку, ему было интересно. И не один раз люди говорили, посмеиваясь, глядя на его прыжки: "Посмотри, какой он ловкий и смышленый!" Однажды он попал в сеть. В сети кроме него было много другой рыбы, но тут уже было не до еды. Он задыхался в сети, но освободиться никак не удавалось. Через какое-то время, когда он совсем отчаялся, сеть подняла его из воды. Его интересу суждено было стать удовлетворенными. Он был на палубе корабля. Живой. Он жадно глотал непривычный ему воздух поверхности и смотрел на людей, обступивших его.

Нет, его не отпустили. Откуда ему было знать, что судно, на которое он попал, занималось именно отловом дельфинов. не для дельфинария, не для потехи обывателей. Дельфины, попавшиеся в его сети, оказывались на военной базе. Там их учили новым играм - например, к дельфину привязывали груз и с этим грузом он должен был найти определенный корабль и подплыть к нему как можно ближе. За успехи в игре дельфинам давали много вкусной, свежей рыбы. Некоторые дельфины быстро умирали в неволе или уплывали во время игры в открытое море, чтобы никогда больше не вернуться в акваторию базы. Они не выдерживали плена. Но только не он. Он выделялся своими успехами в играх среди всех других дельфинов. Люди примечали его. Они не знали, что дельфин тоже изучает их. Что ему всего лишь любопытно.

Это длилось несколько лет. Но однажды ночью, когда дельфины тихо плавали в своем загоне, с неба пришел свет. Столько света он не видел никогда. Даже посреди яркого дня. Потому поднялся страшный ветер, даже под водой чувствовалось, как бушуют волны на поверхности. Свет погас так же быстро, как и вспыхнул. И буквально сразу же ворота загона распахнулись. Пришли люди и дельфины поняли, что снова настал час игры. Дельфины вышли в море, каждый нес на себе какой-то важный груз. Они искали корабли, которые могли бы принять у них этот груз. Наш дельфин так никого и не нашел. Ночное море было пусто. Но ночь была очень необычной - еще несколько раз дельфин видел вдалеке вспышки света, которые багровым заревом совещали черную воду... Он искал корабли долго. До тех пор, пока не понял, что в этой игре он, кажется, не сумел выиграть. И он поплыл назад, к людям. Он помнил дорогу. Дельфины никогда не забывают пути.

До своих новых друзей он не доплыл. Потому что почувствовал запах, тот запах, который приводил в ужас всех дельфинов. Это была та самая невидимая смерть, которой так боялись все они. Но теперь она не была невидимой. Он чувствовал запах смертельного яда, пропитавшего море. И сильнее всего этот запах чувствовался оттуда, куда он хотел вернуться. В нем боролись два желания - посмотреть, что же все-таки произошло или уплыть отсюда как можно дальше и как можно скорее. Его сомнения разрешились сами собой. Когда волны погнали ему навстречу пепел и грязь, буквально пропитанную страшным ядом. Потом волны пригнали к нему мертвых людей. Он понял, что это были люди только по остаткам их запаха. Они обгорели настолько, что узнать в них людей уже было невозможно... Но он развернулся и ринулся в открытое море толкьо после того, как волны пригнали к нему мертвого дельфина. Он узнал брата, он узнал одного из товарищей по своим играм с людьми и это стало последней каплей в чаше дельфиньего терпения. И он снова вернулся в море.

Он вернулся и не узнал его. Он вообще перестал узнавать привычный ему мир. Море перестало быть гостеприимным домом. Теперь оно таило в себе множество опасностей, доселе неведомых дельфинам. Это был ядовитый пепел, рыба, которую нельзя было есть, вода, разъедавшая жабры. Еды стало меньше - дельфины стали очень часто встречать огромные косяки мертвой рыбы. Скоро они стали обходить эти мечта стороной, потому что поняли, что то, что убило рыбу, неминуемо убьет и их. Да, еды стало меньше и относиться к ней теперь надо было осторожнее. Над водой тоже стало не все в порядке. Сама вода стала гораздо холоднее, а солнце куда-то исчезло. Дельфин, выпрыгнувший из волн, теперь видел не игру солнечного света на брызгах воды, а два серых покрывала - поверхность моря и небо вверху, черех которое не могли проникнуть лучи солнца. Небо, которое они помнили еще бесконечно-голубым. А дышать воздухом поверхности теперь можно было лишь очень недолго.

Потом стало хуже. Их злейшие враги, те, для кого они сами были едой - акулы, расплодились в огромных количествах. им была нипочем ядовитая рыба, они не боялись отравленной воды. Они привыкали ко всему. Дельфинам приходилось собираться в огромные стаи, чтобы противостоять нападениям не менее огромных стай акул. От них нельзя было спрятаться нигде. Путь к берегу был закрыт для дельфинов - прибрежные воды всех континентов, которые знали дельфины, были целиком затянуты черной пленкой из сажи и пыли, проплыть через которую и остаться в живых было невозможно. Им приходилось искать спасение в открытом океане. Иногда приходилась голодать - семьи стали гораздо больше, а рыбы стало гораздо меньше.

Потом перестали рождаться новые дельфины. Или они рождались мертвыми. Или умирали вскоре после рождения. Их становилось все меньше меньше. Семья гибла... И она больше не встречала других семей. Потом он остался один. Ему жизнь была тяжелой даже в семье, потому что он плыл медленне и прыгал хуже, чем и другие. Нет, он не был больным. Просто ему мешал груз, который ему доверили люди и от которого он так и не смог освободиться. Прочные ремни вросли в его кожу и металлический бочонок уже стал частью его самого. Теперь ему стало совсем плохо. Жизнь превратилась в борьбу, в безостановочные поиски пищи и непрекращающееся бегство от акул, которых становилось все больше и больше.

Люди тоже куда-то исчезли. За все то время, прошедшее с ночи, когда он уплыл играть, он не видел ни одного человека. Ни живого, ни мертвого. Корабли больше не бороздили морские просторы. Как будто снова пришли те времена, когда дельфины были единоличными хозяевами моря. Правда, на мелководье семье доводилось встречать затонувшие корабли... Но она старалась не задерживаться слишком долго в тех местах, потому что они всегда были пропитаны невидимым ядом. И оплавленные остовы кораблей тоже дышали им.

Он искал. Уже долгие годы, которые были мгновением для дельфина, знающего только слова "раньше" и "сейчас". Он искал семью. Он не верил, что других дельфинов больше нет. Подобное казалось ему просто невозможным. Поиски продолжались и остановить их могла только смерть. Он совершил очередной прыжок. Вырвавшись из воды, дельфин был готов снова увидеть пустой горизонт. Дельфины умеют удивляться. И он был очень удивлен, когда увидел вдалеке лодку. Совсем не похожую на огромные, гордые корабли людей, к которым он привык. Маленькая, хрупкая, как лодка того первого мореплавателя. Правда, эта, как он успел заметить, была металлической. Но сути это не меняло. Дельфин устал от одиночества. И он поплыл к лодке.

Время от времени он выпрыгивал из воды, стремясь убедиться в том, что ему не показалось и он действительно приближается к своей цели. Лодка увеличивалась в размерах. И сердце старого дельфина забилось чаще, когда он увидел человека, стоящего в ней. Он словно ждал старого друга. И махал ему рукой.

Дельфин не мог видеть, что человек был очень стар. Он не замечал лица человека, на котором не было ни единой волосинки - ни бровей, ни бороды, ни усов. Он не видел, что человек одет в лохмотья, немногим превосходящие шкуры ТОГО человека. Он не видел, как жалко его суденышко. Он просто плыл. И радовался, как когда-то в молодости. Ему показалось, что возвращаются прежние времена. Когда море было чистым и прозрачным, когда было много вкусной еды, а дни можно было проводить в беззаботных играх. До лодки оставалось не более пятидесяти метров, когда дельфин решил прыгнуть. Он вспомнил молодость и прыжок действительно не уступал тем, что он совершал когда-то давно. Его тело изогнулось в воздухе, ремни, которым к его телу был плотно прикреплен непонятный металлический цилиндр, натянулись. Внутри цилиндра что-то щелкнуло. Человек ахнул, глядя на дельфина, застывшего на фоне серого неба в самой высокой точке своего прыжка. А потом сработал магнитный взрыватель, сломавшийся уже много-много лет назад. Резкое движение дельфина заставило сомкнуться разошедшиеся контакты.

Дельфин и человек не успели ничего понять. Ядерный заряд мины, рассчитанный на подрыв при приближении к вражескому кораблю, сработал. Серый день снова стал солнечным. Солнце горело совсем недолго, доли секунды, в течение которых их тела просто испарились. Еще через несколько секунд к небесам начал подниматься огромный столб кипящей воды. Он был окутан облаком пара, в котором, сталкиваясь и крутясь, поднимались все выше и выше к молчаливому небу частички пепла последнего дельфина и последнего человека.

Автор неизвестен (к сожалению) 

0 коммент.:

Отправить комментарий

 
Яндекс.Метрика
каталог блоговFLIQ.ru +1