17 октября 2011 г.

Дельфинарий – по ту строну праздника (видео)

Как живут артисты, когда расходятся довольные зрители...
Сюжет российского телеканала "ТВ Центр".

Они выполняют головокружительные трюки. Они – любимцы детворы и взрослых. Дельфины. Говорят, регулярное "общение" с ними может вылечить ряд серьезных заболеваний.

Но как живут "любимцы публики", когда дельфинарий закрывается? Экологи утверждают – животных мучают, они живут, словно в камере пыток... Будни курортного дельфинария. За кулисы праздника заглянула Елена Гутионтова.

В бухту Геленджика часто заплывают дельфины. Эти морские млекопитающие, которые на равных дерутся с акулами, к людям относятся дружелюбно. Cпасают тонущих пловцов, показывают дорогу заблудившимся морякам. Но человек не всегда им отвечает  взаимностью, хотя эти животные настолько близки к нам по интеллекту, что их называют "люди моря".

Елена Гутионтова, корреспондент: "Еще в конце 30-х годов, здесь, на Черноморском побережье, в магазинах продавалась колбаса из мяса дельфина. А в 50-е дельфины уже были внесены в Красную Книгу. И все же дельфинов используют даже сегодня. Не в кулинарии, а в индустрии развлечений".

В Геленджикском дельфинарии всегда аншлаг. В сезон здесь дают по 5 представлений ежедневно. Дельфины на 5-метровой высоте легко выполняют акробатические трюки. Хотя они и не выносят громких звуков, пара дельфинов покорно исполняет танго. На глазах у потрясенной публики они пишут картины, которые потом с успехом продаются здесь же, в бассейне на аукционе. Вообще эти животные приносят своим владельцам неплохой доход. В сезон только на билетах получается больше миллиона рублей в день. А еще неучтенное фотографирование и купание.

Ученые говорят, что дельфины прекрасно понимают друг друга, что у них есть свой язык. Но если захотят рассказать о том, как им живется в неволе, мы не поймем. Внешность их тоже обманчива.

Константин Андрамонов, биолог: "На самом деле, строение морды дельфина у человека порождает ощущение, что дельфины смеются, улыбаются. Когда мы видим слезы во время улыбки – нам говорят: "Они смеются до слез". На самом деле, это химические ожоги слизистой глаза от переизбытка хлора, соляной кислоты, которую применяют в целях экономии на водообмене во время забора воды".

Константин и его жена - морские зоологи, выпускники биофака Казанского университета. Несколько лет назад они работали в геленджикском дельфинарии. Константин был инженером по водоподготовке, затем химиком-лаборантом. Он хорошо знает закулисную жизнь дельфинов.

Константин Андрамонов, биолог: "По физиологии дельфинов черноморских (афалин) – у них глубина меньше, чем 3,5 метра, вызывает сильнейший психологический стресс. А там половина бассейна меньше 3.5 и только 500 кубов – больше".

В этот типовой плавательный бассейн 10 лет назад вместо людей запустили морских млекопитающих. Из привычной  среды они попали в хлорированную, бедную кислородом, да еще с примесью кислоты воду. После бескрайних черноморских просторов закрыли в крытом бассейне 25 на 16 метров. В нем же выгородили еще и загоны для дублеров. Сменный состав по очереди томится в них почти неподвижно каждые два часа, пока собираются зрители и идет очередное представление. Животным нелегко привыкать к такой скованности, ведь на воле дельфины за день проплывают до 160 километров, и ныряют на глубину до двухсот метров.

Валерий Бриних, эколог, член центрального Совета Всероссийского общества охраны природы: "Дельфин в малых габаритах бассейна постоянно испускает сигналы ультразвука и корректирует свое движение. Если он постоянно пользуется эхолокатором, постоянно ловит эхо-ультразвук, для него это как крик для нас".

Дельфины постепенно привыкают и к этим постоянным "крикам", и к новой воде. Но на изменения ее состава реагируют болезненно. А такое случается. Потому что норм, которым следовало бы соответствовать и которые можно было бы контролировать, просто не существует.

Александр Васильев, директор дельфинария: "Сегодня норм содержания морских млекопитающих, я заявляю это совершенно авторитетно, не существует".

О том же говорят и оппоненты.

Константин Андрамонов, биолог: "Уровень хлора, который надо поддерживать, устанавливает непосредственно сам директор дельфинария. Он устанавливает так, чтобы, как он говорит, извините за грубое слово, чтобы не было жидкого стула у животных".

Отсутствие норм приводит к бесконтрольности и безнаказанности. Бывшая сотрудница дельфинария вспоминает о нарушениях, свидетелем которых она была.

Константин Андрамонов, биолог: "Слесарь-электрик, пожилой человек, он вечером решил, чтобы ночью не утруждать себя, не вставать несколько раз и добавлять ту же самую кислоту для понижения РН. И залил большое количество кислоты. Наутро кожа с дельфинов слезала лоскутами. Это было зафиксировано в журнале".

Вот страницы этого журнала на которых стоит подпись директора. Дважды он наблюдает химические ожоги хлором у животных. Директор пишет, что эпидермис отторгается лоскутами. Однако о давнем ЧП вспоминать не хочет.

Александр Васильев, директор дельфинария: - "Лоскутами снималась кожа? - Это Костины выдумки. - Такого не было? - Это Костины выдумки. – То есть лоскутами кожа не снималась? - Да вы что, смеетесь? У меня ветеринаров больше, чем животных".

Для справки: дельфинов больше десяти, а ветеринаров всего два. Причем, как шутят в дельфинарии, один из них врач человеческий и только второй – нечеловеческий. Водой днем занимаются специалисты, а по ночам слесарь-электрик допущен к подобным химическим опытам. Так что при работе с опасными химикатами, такими как соляная кислота случиться может всякое. Контроль же весьма условный. Проверки на хлор и бактерии проводятся в собственной лаборатории. Но это не контроль, а самоконтроль. Анализ воды в аккредитованной лаборатории идет лишь по четырем параметрам. К тому же материал для проверки привозят химикам сами сотрудники подконтрольного дельфинария. Что нарушает чистоту эксперимента.

"Кислород они сейчас не делают. - А почему хлор не делаете? - Не заказывают. Хлоринол не делали ни разу. - А ведь это самая главная опасность при хлорировании, самый опасный канцероген! - Они заказывали хлор, когда у них начинались какие-то проблемы с дельфинами. Тогда привозили. Когда заболевают дельфины".

Когда мы снимали дельфинов, заметили у одного из них характерное для химических ожогов пятно на хвостовом плавнике. Однако ветеринар контролирующего ведомства, которая регулярно осматривает животных и дает заключение об их прекрасном состоянии, пятно не заметила.

СЪЁМКА СКРЫТОЙ КАМЕРОЙ. "Поражений я не видела. Не было поражений".

Директор высказал противоположную версию, что в дельфинарий зверь попал уже с этим пятном.

Александр Васильев, директор дельфинария: "Это старые боевые раны".

Бывшая сотрудница дельфинария: "На тот момент, когда я там работала, не было у него никакого розового пятна. Скорее всего, это тоже повреждение, связанное с неправильным каким-то добавлением химикатов".

Если жизнь в небольшом пространстве  плавательных бассейнов для дельфинов не комфортна, но терпима, то существование гастролирующих дельфинов катастрофическое. Когда дельфинов при поездках на тысячи километров в течение десятков часов подвешивают на простынях в небольших ваннах, животные воспринимают это как ловушку. И сильно нервничают. Для успокоения им дают транквилизаторы.

Бывшая сотрудница дельфинария: "Особое варварство – это передвижные дельфинарии, которые ездят по городам и перевозят животных в каких-то бочках, ваннах. И животные гибнут. Ветеринарные службы вообще за этим не следят".

Бывший сотрудник дельфинария рассказывает, что во время саратовских гастролей произошло несчастье – погибла самка дельфина.

Константин Андрамонов, биолог: "Эльза звали самку. Три года дельфиненку – вообще нельзя было посылать никуда. Только грудничковый возраст закончился. А перевозки как осуществляются? По варварски. В обычную газель железная ванна помещается… И вот она едет тысячу километров. Естественно, она туда не доехала. Никто разрешения на перевозку этого краснокнижного животного в таком возрасте не давал".

В российских дельфинариях, когда гибнет животное, выгоднее факт смерти скрывать. Потому что официально получить разрешение на отлов нового артиста тяжело. Гораздо легче провести пополнение нелегально по документам старого.

Валерий Бриних, эколог: "Проблема в том, что потери, которые неизбежно в дельфинарии есть, они покрываются поступлением от браконьерских отловов. На Черном море распространен этот бизнес и по неофициальным данным мы знаем, кто ловит, как ловит. Просто поймать этих людей сложно".

Уголовные дела, которые пытаются возбудить защитники животных по фактам жестокого обращения или незаконного оборота, всегда закрываются. Казалось бы, дельфины – кормильцы для своих хозяев и они должны их беречь. Но дельфинарий – это бизнес, а прибыль в бизнесе всегда в приоритете.

Константин Андрамонов, биолог: "В уставе того же ЗАО геленджикский дельфинарий записано, что уставная цель дельфинария – получение коммерческой прибыли, коммерческая демонстрация животных и продажа животных краснокнижных видов.

Александр Васильев, директор дельфинария: "Сегодня я не коммерсант. Я - дитя науки. Сегодня наука не в состоянии содержать крупных морских млекопитающих в неволе, потому что это очень накладно".

Информация о научных работах опубликована на официальном сайте дельфинария. Но это исключительно работы ветеринаров. Причем, речь идет о лечении тех болезней, которые дельфины приобретают, живя в неволе. Дисбактериоз от хлора, онковирус папилломы человека. Кстати, этот вирус, обнаруженный однажды у морского котика в дельфинарии, может передаваться и обратно от животного к человеку. Однако насколько опасна вода, в которую ныряют зрители, никто не знает – результаты анализов им никто не предъявляет. Вот такие таблицы раз в три месяца составляют по результатам исследований специалисты лаборатории химии моря южного отделения Института океанологии. Показатели мочевины в воде бассейна в 168 раз выше, чем в бухте Голубой мыс. После каждого шоу за отдельную плату любой может испытать это удовольствие - хлебнуть полным ртом всю эту органику, приправленную химией. Но у представителей дельфиньего бизнеса есть оправдание – никаких санитарных правил и норм купания в дельфинариях не существует.

Александр Васильев, директор дельфинария: "Мы с вами посещаем соответствующие комнаты – оно ходит под себя. Действительно, если человек оказался в воде (есть САНПиН для плавательных бассейнов) – здесь они не проходят. Если я в воду опустил продукты своего метаболизма - какие к черту САНПиНы?"

Этот пляж в поселке Архипо-Осиповка, недалеко от Геленджика. Картина не внушает надежд на то, что дельфины попадут в достойные условия. Потому что вряд ли поймут дельфиньи проблемы люди, которые купаются там, где висит объявление, что купаться запрещено.

0 коммент.:

Отправить комментарий

 
Яндекс.Метрика
каталог блоговFLIQ.ru +1