20 июня 2010 г.

«Живой» товар чёрного моря

В предыдущем материале мы рассказывали о лазейках законодательства, регламентирующего охрану животного мира, которые являются благодатной почвой для нещадной эксплуатации живых природных ресурсов. Теперь мы расскажем, каким образом, несмотря на мораторий, предусматривающий запрет на изъятие дельфинов из природной среды, за последние двенадцать месяцев открылись дельфинарии еще в четырех городах Украины, и которые пополняются занесенными в Красную книгу Украины черноморскими афалинами.
Речь пойдет о давно отработанных на уровне главного природоохранного ведомства страны – министерства охраны окружающей природной среды Украины – схемах появления в этих «новоиспеченных» дельфинариях морских млекопитающих.

ПАСПОРТА «ДЛЯ КОШЕК И СОБАК»
На сегодняшний день узнать, где, как и когда приобретались дельфины, практически невозможно. Реестра этих животных не существует. К сожалению, до сих пор не создана база данных, в которой отмечены все индивидуальные характеристики имеющихся в дельфинариях дельфинов. Несмотря на то, что некоторые давно работающие крымские дельфинарии, в действительности занимаются спасением и реабилитацией морских животных и со всей серьезностью подходят к вопросу учета своих дельфинов, на государственном уровне ничего в этом направлении не делается.
Мы побывали в трех крымских дельфинариях, чтобы удостоверится в законности нахождения там животных. Руководители Евпаторийского (ООО ЛДЦ «Назарет») и Севастопольского в Артбухте (ЧП «Биологическая станция») дельфинариев не только показали нам все документы на афалин, но и продемонстрировали истории их болезней, а также разрешения, на основании которых эти млекопитающие изымались из природной среды. В Ялтинском дельфинарии нас такой «чести» не удостоили.
Но даже той информации, которую мы получили, вполне достаточно, чтобы сделать вывод о том, что факты незаконного вылова не исключены.
Так, известно, что спинной плавник каждого дельфина имеет индивидуальные особенности. Если создать соответствующую фотобазу этих особенностей и разместить на специальном сайте в Интернете в виде фотогалереи (то есть эта информация будет доступна для общества), тогда проще станет обнаруживать злоупотребления, которые могут иметь место в дельфинариях, руководители которых незаконным путем приобрели афалин. Да и денег, чтобы провести такую работу много не надо.
Однако вместо этого используются ветеринарные паспорта очень интересного образца – «для кошек и собак».

Естественно никаких отметок индивидуальных особенностей, по которым можно понять, что этот документ оформлен именно на определенного дельфина, там нет.
Зато в паспорте есть графа абсолютно абсурдная в данном случае, но которую по идее нужно заполнять – «прививки против бешенства». Вот по таким документам сегодня в Крыму рескомприроды проверяет законность содержания дельфинов в неволе.
По информации ведомства, все чинно и благородно: на территории Крыма работают семь дельфинариев (в Севастополе – еще два), в которых в общей сложности находится 27 дельфинов-афалин. Везде имеются чудо-паспорта, а также документы, подтверждающие законность приобретения животных, то есть разрешения минприроды Украины на изъятие из природной среды краснокнижных животных (последнее разрешение, по информации рескомприроды, выдано в 2007 году) или акты приобретения афалин в других дельфинариях.
«Однако доверять таким документам нельзя. Сегодня по паспорту "для кошек и собак" можно иметь одного дельфина, а завтра другого, и никто ничего не заметит», – говорит директор Киевского эколого-культурного центра Владимир Борейко.
Разрешениям минприроды, утверждает он, тоже доверять нельзя. «У нас есть документальное подтверждение, что минприроды в 2007 году готовилось выдать около 30 разрешений на отлов больных и травмированных дельфинов. Мы ознакомились с этими решениями, подготовленными комиссией по Красной книге и увидели названия абсолютно неизвестных нам фирм (без указания места регистрации), которые решили заняться "благотворительностью". И это притом, что всего несколько дельфинариев и только находящихся в Крыму используют научный подход и официально занимаются спасением и реабилитацией этих животных. Наша организация возмутилась, однако какую-то часть разрешений все же минприроды выдало», – отметил Владимир Борейко.
Основную ответственность за это он возлагает на бывшего заместителя министра охраны окружающей природной среды Павла Большакова, выдававшего разрешения на отлов дельфинов в бытность экс-министра минприроды (нынешнего премьера АРК) Василия Джарты. Несмотря на то, что комиссия по Красной книге Украины, которую тоже возглавлял Большаков, всегда заседала и заседает не чаще чем два раза в год, накануне 19 декабря 2007 года (когда ее председатель уволился из министерства) было созвано внеочередное собрание, которое согласовало «необходимость» выдачи разрешений.
То есть получается, что «зеленый свет» в этих махинациях дала организация, которая должна первой стоять на защите краснокнижных животных от любых незаконных посягательств. Кстати, непонятно, на чем основывались эти разрешения. Ведь правила предоставления помощи больным и травмированным дельфинам с целью реабилитации и дальнейшего коммерческого использования, как подчеркивает Владимир Борейко, министерством до сих пор не утверждены.

ДОКУМЕНТЫ НАПРАВО И НАЛЕВО
Происходит ли отлов сегодня, уже после моратория? С той активностью, с которой в последнее время открываются дельфинарии в различных уголках нашей страны, уместно предположить, что да.
Мы позвонили в четыре города, где за последние годы появились дельфинарии. Например, в октябре прошлого года представители Львовского национального университета имени Ивана Франко, Государственного природоведческого музея Национальной академии наук Украины, постоянной депутатской комиссии природопользования, охраны окружающей среды и благоустройства Львовского городского совета обратились к начальнику управления Службы безопасности Украины во Львовской области Юрию Артюхову с просьбой рассмотреть законность появления в городе передвижного цирка-шапито Н. Кобзова с дельфинарием, на установление которого городской совет никаких разрешений не предоставлял. Заинтересованным представителем этого бизнеса выступает ООО «НЕРУМ» (Одесса).
В справочной Львова нам подтвердили, что дельфинарий «Кобзов» по-прежнему существует и периодически функционирует, однако телефонной связи с этим предприятием нет.
Зато нам удалось поговорить в телефонном режиме с работниками Харьковского, Киевского и Донецкого дельфинариев с общим названием «Немо». Оказалось, что все они, как и «Кобзов», являются структурными подразделениями ООО «НЕРУМ». Харьковскому дельфинарию 30 мая исполнился год, и там содержатся четыре дельфина. Такое же количество афалин – в Донецке, хотя дельфинарий открылся только в декабре прошлого года.
В Киевском живут два дельфина, открытие дельфинария произошло в сентябре прошлого года. Во всех дельфинариях заявили, что животные к ним поступили из Одессы. Странно, если учитывать тот факт, что официально минприроды Украины последний раз выдало одесситам разрешение на временное изъятие для оказания помощи больным и травмированным дельфинам в 2007 году. В соответствии с данным разрешением, были выловлены три дельфина, а до этого момента у дельфинария имелось четыре афалины из Севастопольского дельфинария (ЧП «Биологическая станция»), у которых родилось три детеныша. Один из них сегодня находится в ялтинском дельфинарии.
Мы попытались связаться с одним из учредителей ООО «НЕРУМ» Сергеем Келюшком и узнать, каким образом у них оказалось дополнительно больше десятка дельфинов?
– Где вы берете дельфинов, которых потом отправляете в свои филиалы? – спрашиваем у Сергея Келюшка.
Ответ более чем многозначительный:
– На луне, – ответил он и бросил трубку.
Надо отметить, что до 2005 года данное предприятие никакого отношения к дельфинариям и к дельфинам в частности не имело. И только после заключения договора о долевом участии с севастопольским ЧП «Биологическая станция» они стали заниматься этой специфической деятельностью. Следовательно, кроме семи арендованных у севастопольцев дельфинов (к слову сказать, срок аренды давно закончился, и теперь идут судебные тяжбы по поводу живого «имущества») и трех, которых они успели выловить, «благодаря» разрешительным документам минприроды. Других не могло быть в принципе.
И, тем не менее, за прошлый год пять дельфинариев по всей стране (Харьков, Донецк, Киев, Львов и Ялта) получили дельфинов именно от ООО «Нерум». А судя по информации официальных сайтов дельфинариев, это почти два десятка животных.
К тому же и в самой Одессе в данный момент находится не менее четырех афалин. Так что, если даже учитывать, что дельфинов периодически перевозят с места на место, математический подсчет демонстрирует явные нестыковки между официальным и фактическим количеством животных. Получается, что одесситы либо все же получили в конце 2007 года от Большакова заветные разрешения, или уже после принятия моратория ООО «Нерум» нашло возможность добывать дельфинов.
Председатель Международной общественной организации «Черноморский совет по морским млекопитающим» (ЧСММ) Алексей Биркун не исключает наличия именно последней версии. «Разрешения на изъятие дельфинов из природной среды должны проходить через отдел охраны и сохранения животного мира минприроды. Там находится журнал регистрации выданных разрешений. Когда мы задали вопрос начальнику этого отдела Владимиру Домашлинцу, выдавались ли после введения моратория разрешения на отлов дельфинов, он ответил категорически "нет", так как по журналу ничего не проходило. Но подумав, сказал, что документ мог пройти и мимо регистрационного журнала. Так, например, было при бывшем министре минприроды Василии Джарты и его заместителе Павле Большакове. Последний "наплодил" немыслимое количество разрешений под эгидой "спасения и реабилитации" животных», – утверждает Алексей Биркун.
Если слова Биркуна соответствуют действительности, выходит, что налицо факты коррупции: чиновники минприроды пачками выдавали разрешения на изъятие дельфинов до моратория, а после того, как он был введен, нарушали его.

УЛОВКИ КОММЕРСАНТОВ
Несмотря на то, что разрешения коммерсанты получали на изъятие из природной среды больных и травмированных животных, они не упускали возможности ловить абсолютно здоровых дельфинов. «В 2007 году в международную общественную организацию "Черноморский совет по морским млекопитающим" обратился Одесский областной Совет с просьбой обследовать дельфинов находящихся в дельфинарии "Немо", который принадлежит ООО "НЕРУМ". И хотя разрешение было выдано на изъятие из природной среды больных и раненых животных, мы обнаружили в дельфинарии изъятых из природы, в соответствии с разрешениями Минприроды, трех дельфинов, но здоровых!», – утверждает Биркун.
Эти факты зафиксированы в экспертном заключении № 18 от 27 ноября 2007 года, которым располагает «Центр».
О том, что три черноморских дельфина были изъяты из природы, указывали акты, дотированные 2 июля (изъятие из природы двух дельфинов) и 18 июля (изъятие одного дельфина) 2007 года. Вместе с тем, в документе «Распоряжение о создании временной комиссии» Одесского облсовета (№ 564/2007 –ОР от 01.10.07 г.) говорится о содержании на базе спортклуба Армии Южного оперативного командования лишь одной афалины. Этот факт подтверждает и «Акт проверки условий содержания и кормления афалины» от 09.10.07 года.
В письме ООО «Нерум», направленном в адрес председателя Одесского облсовета в октябре, тоже сообщается о курсе лечения и реабилитации одного «спасенного дельфина» и нет никаких указаний на содержание вместе с ним еще двух афалин. То есть существуют явные противоречия между актами, датируемыми 2-го и 18-го июля с одной стороны, и прочими упомянутыми материалами – с другой. Акты указывают на изъятие из природы всех трех афалин в июле 2007 года, тогда как, согласно другим материалам экспертизы, один дельфин помещен в бассейн летом, а еще двое поступили значительно позже, предположительно, в середине осени.
Что же касается актов изъятия из природы якобы выбросившихся на берег этих трех афалин, то изучение экспертами этих и других документов, предоставленных дельфинарием, показывали, что обстоятельства изъятия «Нерумом» искажены и намеренно утаиваются. «В актах отсутствуют прямые или косвенные показания к изъятию афалин из природы, необходимость которого с целью оказания помощи не является очевидной или аргументированной во всех трех случаях. Наблюдения экспертов за дельфинами (05.11.07) также не выявили признаков заболеваний. Наружный осмотр животных в воде, нормальная двигательная активность, интерес к происходящему вне воды свидетельствуют в пользу их клинического здоровья», – констатировалось в экспертном заключении Черноморского совета по морским млекопитающим (ЧСММ).
Все эти нарушения были должным образом зафиксированы ЧСММ и направлены в одесскую обладминистрацию и минприроды Украины. «Закончить расследование самим нам не удалось: не хватило полномочий. Но даже той информации, которую нам удалось собрать, вполне достаточно, чтобы Одесская обладминистрация и мнприроды передали материалы в областную прокуратуру для расследования обстоятельств и законности приобретения животных. Но опять чиновники все спустили на тормозах», – говорит Алексей Биркун.
После изучения ситуации в Одесском дельфинарии «Немо» ученые внесли свои предложения относительно требований, которые в обязательном порядке должны предъявляться к дельфинариям, и отправили их в минприроды Украины. До сих пор эти предложения пылятся на полках ведомства.
Так на чьей же стороне в данном случае выступают чиновники министерства: ученых-экологов, практиков, законов или обычных коммерсантов? Наше исследование показало, что люди, возглавляющие и минприроды, и комиссию по Красной книге Украины, мягко выражаясь, не нацелены на спасение дельфинов. «Сейчас спрос на морских млекопитающих огромный, ведь их приобретают не только дельфинарии. Олигархи, которых в нашей стране предостаточно, тоже за огромные деньги покупают их, так сказать, для "шика". И что значит две тысячи гривен компенсации, которые дельфинарии выплачивают государству за вылов одного дельфина, если на кону стоит 40 тысяч гривен за особь или 75 тысяч гривен, если афалина подготовлена к использованию в шоу (именно такова, по словам Владимира Борейко, рыночная цена афалины – авт.)?! В общем, бизнес-интересы велики. Возможно, именно поэтому государственные мужи оставляют этот вопрос без внимания и контроля», – отмечает руководитель Киевского эколого-культурного центра.
Что же получается? По сути своей мораторий был направлен на то, чтобы отвадить коммерсантов от соблазна зарабатывать на живом товаре. На практике же происходит совершенно противоположная картина: специалистам даже с берега нельзя забирать попавших в беду дельфинов, чтобы оказать им помощь, а незаконный бизнес на изъятых из природы здоровых дельфинах процветает.

Материал подготовлен при поддержке SCOOP – сети журналистов-расследователей Восточной и Юго-Восточной Европы.

Ольга МЕЛЬНИЦКАЯ, «ЦЕНТР»

0 коммент.:

Отправить комментарий

 
Яндекс.Метрика
каталог блоговFLIQ.ru +1